Джонатан Адер — мастер экстравагантности

Уроженец Нью-Джерси Джонатан Адлер – личность весьма примечательная. Когда-то он намеревался стать адвокатом, но даже не сдал первой сессии, работал в индустрии развлечений, давал уроки гончарного мастерства. А в итоге стал дизайнером, для которого главный антидепрессант – хороший интерьер.

А все началось с керамики. Джонатан впервые сел за гончарный круг в 12 лет во время пребывания в летнем лагере. Он стал одержимым глиной с того самого момента, как коснулся ее, и оставшуюся часть лета провел в забрызганном глиной помещении.

Люстра в духе модернизма, коллекция Puzzle 

Арт-объект в виде гигантской «тающей» головы Икара из прозрачного
акрила янтарного цвета

Вдохновленный идеями брутализма комод Reform
c дверцами, одетыми в листы чеканной латуни

Утверждает, что изучал семиотику и историю искусств в колледже Университета Брауна, но на самом деле днями пропадал в Род-Айлендской школе дизайна по соседству, занимаясь гончарством. Его род-айлендская керамика – чайники и чашки, вдохновленные дизайном великой Коко Шанель, и свежая интерпретация урн Севрской фарфоровой мануфактуры – отразила его живой интерес к поп-культуре, раннему хип-хопу, современному искусству и моде.

Люстра Sputnik в варианте из полированной никелированной стали

Торшер Acropolis, стул Ingmar в скандинавском
стиле, напольное зеркало из коллекции Talitha

К сожалению, преподаватель керамики Адлера не оценил творческих порывов своего ученика: «У тебя нет таланта. Езжай в Нью-Йорк и становись адвокатом», – сказал он ему. Джонатан последовал его совету отчасти – переехал в Нью-Йорк и три года провел, по его словам, «помогая тиранам индустрии развлечений».

Скульптура Giant Brass Orb, полированная латунь

Скульптурные вазы Vesuvius из коллекции Volcano, ручная работа

Он даже попытался стать адвокатом, но вовремя понял, что это совсем не то, чем хотел бы заниматься. Затем стал давать уроки в известной гончарной студии Mud Sweat and Tears за возможность бесплатно использовать мастерскую.

Частные апартаменты в Нью-Йорке

Он до сих пор считает, что свои лучшие годы провел именно там, когда крутил гончарный круг до шести утра, создавая тысячи кружек, чашек, горшков и ваз, возвращаясь домой лишь немного поспать. Разминание глины руками, глазуровка и обжиг, упаковка и доставка – все это он делал сам.

Сьют в отеле Eau Palm Beach Resort & Spa, Флорида, дизайн Джонатана Адлера

Слева: настольная лампа Versailles с абажуром из ткани, вдохновленная неоклассическими подсвечниками; справа: серия фарфоровой посуды 1948º с нанесенными вручную золотыми акцентами в 24 карата

Позже он стал сотрудничать с Aid to Artisans, некоммерческой организацией, помогающей ремесленникам в развивающихся странах, связывая их с дизайнерами в Америке. А побывав в Перу, влюбился в местный текстиль и стал разрабатывать дизайн подушек, покрывал и ковров, сочетая свою особую чувственность с душевной ручной работой перуанских мастеров.

Слева: столик Сanaan Accent, мрамор, латунь;  справа: графичные вазы ручной работы,  коллекция Palm Springs

Свой первый магазин Адлер открыл в 1998 г. в Сохо и вскоре захотел расширить поле дизайнерской деятельности. Так несколько созданных им ярких чехлов для подушек постепенно переросли в проектирование диванов, столов, а затем ламп и освещения и, наконец, предметов декора и арт-объектов.

Шкаф из серии Antwerp, диваны Maxime в духе 50‑х, коктейльный столик Trocadero

Сегодня он делает буквально все – от керамических держателей для спичек до кресел и абстрактных скульптур, проектирует интерьеры гостиниц, ресторанов и домов. Все это подпитывается его разносторонними интересами: модернистским дизайном 50‑х, поп-артом, мировой поп-культурой, элегантностью работ знаменитого французского скульптора-абстракциониста румынского происхождения XX-го века Константина Бранкузи, идеями феминизма и роскошным образом жизни.

Джонатан питает особую слабость к элегантному дизайну 50‑х, часто приправляя его кричащими цветами, неожиданным смешением предметов и форм, обилием вещей, сделанных своими руками, и провокационным современным искусством. «В том, что я делаю, много ностальгии, – говорит он. – Модернизм середины прошлого века так полон оптимизма, что его обаянию невозможно сопротивляться».

Диван Claridge в обивке из велюра цвета морской волны

Слева: оттоманка Rider Campaign Bench. Интерпретация классического «кресла Савонаролы», превращающаяся в симпатичный столик, если сверху добавить поднос;
справа: комод Turner ручной работы. Навеян стилем эпохи династии Минь и нью-йоркским шиком. Дуб, латунные детали

Опубликовано в журнале №10 (85) октябрь 2017

Метки: , , , , , ,

Похожие

Предыдущий пост Следующий пост

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *