Thomas Heatherwick. Самый британский гений

Он и инженер, и дизайнер, и архитектор, и создатель концепт-арта, и немного провокатор. «Гений» – вот первое, что приходит в голову при взгляде на работы британского дизайнера Томаса Хезервика. И не потому что они как-то особо хороши, а из-за безмерного разнообразия дизайна и эвристичности идей. Он не придерживается определенного стиля – просто всегда создает нечто удивительное.

Завод «Леверсток-милл» компании-производителя джина Bombay Sapphire в британском Гемпшире

Лондонскому бюро Хезервика уже 22 года, но Томаса все еще называют молодым дизайнером – возможно, из-за неуемной энергии и фантазии. Каждый его новый проект становится неожиданностью, Хезервика балуют престижными премиями, а сам он является почетным членом Королевского института британских архитекторов.

В широком масштабе о Томасе Хезервике узнали после его нетривиального дизайна чаши Олимпийского огня для игр 2012 года в форме гигантского цветка из 204‑х медных рожков. С такой же смелостью британец берется и за любые другие проекты – от кресел и газетных киосков до промышленных объектов. При этом родной Лондон неизменно служит для него источником вдохновения: среди работ Томаса – реконструкция знаменитых красных лондонских двухэтажных автобусов, футуристический дизайн газетных киосков и уникальное инженерное изобретение – раскладывающиеся мосты для велосипедистов и пешеходов.

Скульптура Paternoster Vents также известная как «Крылья Ангела», Лондон, 2002 г.

Как и в дизайне, Хезервика ничто не останавливает и в архитектуре – его конструкции явно переступают границы традиционного отношения к материалу. «Я не отделяю дизайн от архитектуры, для меня архитектор – это тот же дизайнер, работающий в большем масштабе», – сказал он в одном из интервью и тут же доказал свои слова на деле, превратив бывший элеватор в Кейптауне в Музей современного искусства Африки.

Скамья Extrusions, полированный алюминий

Дальше появились эллиптические конструкции учебного комплекса Nanyang Technological University в Сингапуре, стеклянные гнутые «оранжереи» завода Bombay Sapphire в Гемпшире. Работы в Британии – самые любимые для Хезервика: постепенно преображая Туманный Альбион, он создает то серебристые, похожие на космические шаттлы, домики студенческого общежития в Уэльсе, то пускает волнами фасад больничного корпуса лондонской клиники Guy’s.

Британский павильон Seed Cathedral («Храм семян») на Всемирной выставке в Шанхае, 2010 год

Вообще, конек гениального британца – нестандартные вызовы, и элеватор здесь только начало. Когда на лондонской выставке футуристической живописи Томаса спросили, что бы еще он хотел создать, тот неожиданно ответил: «Электростанцию». Сегодня проект электростанции в британском Тиссайде – в активной работе: основная часть постройки будет спрятана внутрь холма в целях звукоизоляции, а вокруг объекта вырастет парк.

Музей современного искусства Африки в бывшем элеваторе (Кейптаун). Овальный атриум спроектирован в форме зерна

При всем этом Хезервик – явно мастер концептуального арта, одинаково свободно чувствующий себя и в архитектуре, и в скульптуре: его состоящая из сотен тысяч стеклянных фрагментов скульптура Bleigiessen для благотворительной биомедицинской организации The Wellcome Trust – яркий образец современного искусства.

Проект 16‑этажной смотровой площадки Vessel для комплекса Hudson Yards на Манхэттене (Нью-Йорк)

Сегодня Томас Хезервик неутомимо создает все новые проекты – один футуристичнее другого, как, например, проект развития Моганшана, арт-района города Шанхай.

Стул-волчок Spun, созданный для использования в общественных пространствах

Дизайн флакона для туалетной воды Christian Louboutin

Опубликовано в журнале №05 (91) май 2018

Метки: , , , , , , , , , , ,

Похожие

Предыдущий пост Следующий пост

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *